"Библиотека села - это окошко родного дома,
где всегда светит приветливый огонек"

Селу Овсянка - 350 лет

01-Вид на Овсянку с горы.jpg




В сентябре 2021 года селу Овсянка исполняется 350 лет. В этом разделе будут публиковаться материалы, связанные с историей Овсянки. Те же статьи, разбитые на отдельные главки по периодам (возможно, кому-то так читать удобнее) публикуются в рубрике нашего сайта Библиотечный отдел / Краеведческие материалы

I

Знакомство с историей Овсянки мы предлагаем начать с книг дивногорского историка и писателя Игоря Федорова "Сказания земли Овсянской" и "Овсянские истории", написанных к 330-летию села. Прочесть первую книгу можно, перейдя по этой ссылке. А это - ссылка на вторую упомянутую здесь книгу. 

Также предлагаем вам посмотреть фильм "Путеводитель по Овсянке" компании "ТВ-Фактор". 





II

КТО ЖИЛ В ОВСЯНКЕ?

перво.jpg

Казаки-первопроходцы близ речки Овсянки (Фокиной речки)

Что известно о людях, которые основали Овсянку, жили в ней в первые десятилетия после того, как появилось село? Оказывается, не так уж и мало! 

Как отмечает в книге "Овсянкские истории" ее автор, дивногорский историк и писатель Игорь Федоров,  в 1671 году первая подворная перепись жителей Красноярского уезда, и именно в ней впервые была упомянута и Овсянка, и ее первые жители. 

Кстати, в челобитной за 1667 год, поданной казаками царю, перечисляются все местные селения, сожженные при набеге объединенных отрядов джунгаров, киргизов и тубинцев в мае того же года (а сожжены были все деревни в окрестностях Красноярска), и Овсянки среди них нет. Это позволяет говорить о том, что в том году этого селения еще не было. А вот в 1671-м, согласно подворной переписи, - уже было. 

Но вернемся к первым жителям Овсянки. 

Запись переписной книги гласит, что „лета 7180 году сентября в 30 день по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича“ в деревне Овсянка числилось шесть дворов, да еще один двор на Усть-Мане. 

В тех шести дворах жили казаки конной сотни "Коземка Клементьев сын Арзамасец" да братья Маловы "Ивашко Фокин, сын Малово, с сыном Онтонком 10 лет да Алешка Фокин, сын Малово". Пешие служилые люди – казаки отец и сын Софьины – жили одним двором: "Федька Юрьев, сын Софьин, с сыном Ивашко 17 лет, да Ивашко ж 11 лет и Якунька Федоров, сын Софьин". Казаки "Федька Яковлев сын Коркунов", да "Лучка, сын Кривогорницы", жили отдельными дворами; да кроме них имелся двор "черкаса", то есть ссыльного малороссийского казака "Тимошки Ларионова сына Тюменца, а у него два пасынка: Спирка 10 лет, да Тишка 7 лет"

Судя по всему, отец братьев Маловых, Фока, был первым или одним из первых, кто пришел в эти места (вероятнее всего, еще до 1671 года). Отсюда и второе, более привычное нам название реки Овсянки, — Фокин ручей.

"Анализируя историческую обстановку второй половины XVII века, можно утверждать, что на устье р. Овсянка (как она всегда именовалась в официальных документах) красноярские власти перевели группу казаков "для предосторожности", то есть для прикрытия города и принадлежащих красноярцам сельскохозяйственных угодий на правобережной округе, - пишет автор. - Именно поэтому и чисто казачий состав жителей, хотя в селениях севернее и восточнее Красноярска в это же время жили, кроме казаков, посадские люди, крестьяне, гулящие и прочий набродный люд". 

Таким образом, в первые десятилетия своего существования Овсянка была небольшим, но (опять же судя по историческим свидетельствам) хорошо вооруженным острогом - самым южным форпостом русских на правом берегу Енисея, подчеркивает Игорь Федоров. При этом число дворов год от года росло, и, несмотря на непрекращающиеся набеги, овсянцы широко и активно осваивали окрестные земли, обзавелись собственной мельницей - ее в устье реки Слизневой (Слижневой) поставил, в числе прочих хозяйственных построек, атаман Иван Злобин. 

Правда, вскоре хутор Злобина (а с ним, понятно, и мельница) был заброшен. И следующая мельница в устье Слизневой появилась лишь 200 лет спустя. Построил ее пришлый мужик Павел, которого местные прозвали Мазов. По документам имя мельника было Павел Яковлевич Астафьев. Это был родной дед по отцовской линии Виктора Петровича Астафьева. 

Начало следующего, 18-го, столетия - это время "большого переселения" для всей Красноярской земли. После завершения набегов многие из тех, кто жил в Овсянке-остроге, ушли на юг, осваивать более плодородные земли Хакасско-Минусинского края. Но приходили новые люди и в Овсянку. 

перепись.jpg

Летом 2020 года в Библиотеку-музей В.П. Астафьева поступила уникальная книга - "Перепись города Красноярска и его уезда. 1719-1722". В те годы перепись была проведена по указу Петра I для совершенствования налогообложения. Книга вводит в научный оборот замечательные рукописные материалы по истории России начала XVIII столетия из собрания Российского  государственного архива древних актов - хранилища уникальных рукописей и исторических документов.

Перепись 1719-1722 года содержит сведения и о жителях Овсянки. 

Процитируем фрагмент из этого удивительного документа. И отметим, насколько строго была организована перепись населения в то время - сведения о составе семьи у опрашиваемых собирали "под опасением смертные казни". 

Деревня Овсянская 

1. Двор пешего казака Василья Юшкова. И он, Василей, под опасением смертные казни сказал: он, Василей, — тритцати осми лет.

* Сын у него Яков — осми лет,

* Гаврило — шти лет,

* Петр — четырех лет,

* Михайло — двух лет.

 А буде он, Василей, сказал что ложно, и за такую ево ложную скаску указал бы Великий Государь казнить смертью. К сей скаске по веленью Василья Юшкова Кузма Юшков руку приложил.

2.  Двор казачья сына Якова Юшкова.

И он, Яков, под опасением смертные казни сказал: он, Яков, — осмнатцати лет.

Братей у него:

* Иван — четырнатцати лет,

* Григорей — девяти лет.

А буде он, Яков, сказал что ложно, и за такую ево ложную скаску указал бы Великий Государь казнить смертью. К сей скаске по веленью ево, Якова Юшкова, Кузма Юшков руку приложил".

И так далее. По данным, приведенным в книге Игоря Федорова, в те годы население Овсянки колебалось от 120 до 150 душ обоего пола. 


III

Овсянка: жизнь после острога


Как мы писали в нашей прошлой публикации, к началу XVIII века Овсянка перестала быть острогом, защищающим подступы к Красноярску: набеги, от которых овсянские казаки призваны были оборонять город и его окрестности, сошли на нет.

Как и чем жило село в то время?

Дивногорский историк Игорь Федоров в своей книге "Овсянские истории" приводит несколько свидетельств на этот счет, относящихся к 18-му столетию (к слову, все, кому довелось в тот период побывать в Овсянке, отмечают необыкновенное гостеприимство ее жителей).

Так, профессор Петр Симон Паллас, побывавший в Овсянке в 1871 году, что овсянцы живут "звериною ловлею, рыбою и другими пропитание доставляющими ремеслами". Упоминает он и об излюбленном месте охоты жителей села. Это горы, пролегающие вверх по реке Мане. Там местные охотники добывают соболей, рысей, росомах, медведей "в довольном количестве", а о зверях помельче, как отмечает Паллас, "нечего уже и говорить".

Как пишет Игорь Федоров, начиная с 1730-х годов большинство овсянских казаков по указу императора были записаны в пашенные крестьяне. Иными словами, в "государственные" крестьяне, которые должны были обрабатывать казенные земли "для государевых надобностей" (в 1769 году эта обязанность была заменена для них денежным оброком). Только на этом условии крестьянин мог получить и в личную собственность участок земли (пашню). Тяжелая обязанность? А это как посмотреть: сибирские пашенные крестьяне были лично свободными - не забудем, что крепостное право в России было отменено лишь через сто с лишним лет...

Привлекались овсянцы и для строительства первых в Сибири заводов - Луказского медного на реке Тубе и Ирбинского железоделательного на реке Ирбе. А кто-то из овсянских первопоселенцев подался в город....

Во второй половине 18-го века в Овсянке появляется хлебный "мангазейн" (склад). Находился он в центре села, напротив нынешней церкви Иннокентия Иркутского, на другом берегу Фокиной речки. В "мангазейн" местные жители безвозмездно сдавали некоторое количество зерна - на случай неурожая. "Мангазейн" сохранялся в Овсянке почти 200 лет - до 1930-х годов (вспомним "мангазину" из "Последнего поклона" Астафьева). И, по свидетельствам многих местных жителей, не раз спасал овсянцев от голода...

В самом начале 18-го века Овсянка появляется на географических картах - она отмечена на "Чертежных картах Сибири" (1701 год) выдающегося картографа того времени - легендарного Семена Ульяновича Ремезова. Кстати, судя по карте, ближайшими соседями овсянцев были жители деревни Бирюса (на одноименной реке, впадающей в Енисей в 30 км выше Овсянки) и деревни Базаиха - в 20 км вверх по Енисею. 

2_karta_ovsjanki_chertezh_remizova.jpg    image.jpg

На старинных картах Семена Ремезова можно отыскать Овсянку   

История сохранила имена тех, кто жил в Овсянке в позапозапрошлом столетии. Пожалуй, самая распространенная фамилия в селе в те времена - Юшковы. Алексей, Иван и Андрей Юшковы, пешие казаки, пришли в Овсянку в начале XVIII века. К концу столетия Юшковы составляли большинство овсянского населения: из 47 дворов на носителей этой фамилии приходилось 25. Из первопоселенцев Овсянки в селе оставались Иван Фокич Малово с семьей (в более поздних документах его потомки фигурируют как Фокины) и казак Лука Савич Кривогорница. Чуть позже в тех местах появляется и семья конного казака Федора Рассказчикова (Рассказова). Четверо сыновей Рассказова в то время были взрослыми людьми, имели свои семьи.

"Потомки Рассказовых, Юшковых и Фокиных долгое время занимали ведущее положение в хозяйственной и общественной жизни Овсянки", - пишет Игорь Федоров.

Отмечают исследователи и многонациональный состав населения Овсянки, характерный для села уже в те годы. 

IV

Почему овсянцы - "гробовозы"? 


Продолжаем рассказ об истории села Овсянка. Точнее сказать, в 19-м столетии, до которого добралось наше повествование, Овсянка еще значилась деревней: села без церкви не бывает, а в Овсянке располагалась только часовня.

С 1893 года службу в Овсянке вели монахи мужского Знаменского скита, что в 20 километрах выше по Енисею. Но крестились, венчались, отпевали усопших овсянцы по-прежнему в своей часовне. 


ScannedImage-3.jpg
Знаменский скит. Фотография 1900 года.


Но вернемся в начало столетия. Век 19-й, судя по документам, был для Овсянки и овсянцев в целом спокойным и благополучным. Деревня жила небедно, население ее росло. Судя по ревизии 1858 года, в Овсянке был 71 двор, а население составляли 337 душ мужского пола и 192 женского. Такой "разлет" объясняется тем, что в деревне было много пришлых - едва ли не больше чем старожилов. Впрочем, они быстро оседали в тех местах, обживались на земле. 


овсянка ревизские сказки(20).jpg 1.jpg

Ревизские сказки деревни Овсянка, первая треть - середина 19-го века. Документы из Государственного архива Красноярского края

Все, кто в те годы бывал в Овсянке, будь то российские или иностранные путешественники, говорили о ней как о зажиточной и в целом благоденствующей деревне - в отличие от многих и многих других сибирских поселений. Богатые урожаи зерна, хорошие прибыли от рыболовства и сбора хмеля на соседних островах (из него потом варили неплохое пиво), дойные коровы, содержащиеся почти в каждом дворе - такой видится Овсянка в записях тех лет. Отмечают приезжие и необыкновенное гостеприимство местных жителей. 

В 19-м веке у овсянцев появилось и свое прозвище - "гробовозы". Как считается, связано это с тем, что жители Овсянки хоронили усопших не вблизи деревни, а на другом берегу Енисея. Гробы на кладбище, находившееся за рекой, перевозили на лодках. Об этом прозвище впервые упоминает писатель, журналист, путешественник Всеволод Алексеевич Долгоруков в своем "Путеводителе по всей Сибири и Средне-Азиатским владениям России", работу над которым Долгоруков начал в последнее десятилетие 19-го века. 

Дивногорский историк Игорь Федоров отмечает, что это прозвище - "гробовозы" - бытовало применительно к жителям Овсянки и во второй половине XX века. 

Нам ли этого не знать! Один из автографов В.П. Астафьева адресован "родной библиотеке гробовозке". А ведь это уже 1983 год! Доказательство - перед вами. 

img_1028.jpg


V

Двадцатый век начинается


Овсянкина школа грамотности.png
Отчет о строительстве "школы грамотности" в Овсянке


Продолжаем серию публикаций, посвященных 350-летию Овсянки. Сегодня наш рассказ о том, каким было село в начале ХХ столетия.

Овсянка в первые годы ХХ века – по-прежнему богатая, благополучная, процветающая деревня. Уже много лет в нем работает «школа грамотности». В «Отчете о состоянии церковно-приходских и грамотности школ Енисейской епархии за 1888-89 учебный год», в частности, читаем, что для «овсянской школы грамотности здание выстроено на средства Совета и прихожан». Таким образом, в эти годы школа, да еще и находящаяся в новеньком здании, в Овсянке уже точно была. Отметим, что средняя школа №7 села Овсянка им. В.П. Астафьева официально ведет отсчет своей истории с 1 сентября 1963 года.

В начале прошлого века овсянцы осваивали новые пахотные земли и покосы. На минжульском займище, где также находились покосы жителей Овсянки, был найден, как отмечается в документальных свидетельствах того времени, «большой курень липы», с которого овсянцы собирали липовый цвет для чая. Липа для наших мест – огромнейшая редкость, и находка стала основой для научной работы «О реликтовом местообитании липы в окрестностях Красноярска», опубликованной в Иркутске Яковом Прейсом. А предприимчивые купцы быстро наладили торговлю саженцами липы в Красноярске. Особо в этом преуспел купец Достовалов, специально для такого дела купивший земли в районе нынешнего дачного поселка Борового.

В марте 1916 года в Овсянке была построена первая церковь – Никольская. А если есть церковь – населенный пункт считается уже не деревней, а селом. Получается, что такой статус Овсянка обрела ровно 105 лет назад.

Правда, просуществовала церковь совсем недолго – в первые же годы советской власти ее приспособили под пекарню, а в 1940-е и вовсе разобрали. Сейчас место, где когда-то стояла Никольская церковь, пустует.

Но об ее истории и о первом настоятеле – иеромонахе Палладии – мы подробно расскажем в следующий раз. 



VI

Не стоит село без церкви


6lpPeEWvfbM.jpg


Как мы уже писали, ровно 105 лет назад, в марте 1916 года, Овсянка из деревни стала селом. Это напрямую связано с тем, что в Овсянке начала действовать церковь – Никольская. 

До этого в деревне была лишь часовенка, в которой служились основные службы, но «своего» священника не было. С 1878 по 1914 годы Овсянка была приписана к Торгашинскому приходу. В Торгашине, к слову, и сейчас хранятся документы тех лет, связанные с Овсянкой и ее жителями.

Однако село Торгашино находится в 25 км от Овсянки, а это путь не только неблизкий, но с учетом сибирских путей-дорог еще и нелегкий. Поэтому начиная с 1893 года службы в овсянской часовне проводили монахи Знаменского скита, основанного в 1888 году и расположенного куда ближе к Овсянке, чем Торгашино, в устье Маны. А в 1914 году деревня Овсянка была уже официально причислена к Знаменскому скиту.

Оттуда же, из скита, был и первый священник овсянской Никольской церкви – иеромонах Палладий, назначенный на этот пост Енисейским епископом Никоном. Действовала при храме и церковно-приходская школа на 32 учащихся.

Но как рассказывать об этой странице истории Овсянки, не упомянув и об истории Знаменского скита? Невозможно: одно неразрывно связано с другим!

Скит был основан в 1888 году иеромонахом Филаретом. Сведений о нем не так уж много. Известно, что в миру его звали Федором Васильевым, родом он был из крестьян, на военной службе дошел до чина унтер-офицера. Постриг (и имя Филарет) принял в 1879 году. Его благочестивая жизнь и достойное служение не раз были отмечены и награждены, а в 1891 году он был рукоположен в иеромонахи.


Филарет.jpg

Иеромонах Филарет


Филарет еще за несколько лет до получения этого сана начал хлопотать о выделении земли под строительство скита. Скиту отвели займище крестьян Овсянки выше устья Маны и долину Маны со всеми пахотными, сенокосными и лесными угодьями. Участок имел площадь более 4600 десятин и простирался между реками Шумиха и Овсянка.

Скит был заложен в августе 1888 года, близ ручья, впадающего в Енисей (сейчас ручей называется Филаретовым). Застраивался скит постепенно: вокруг церкви появлялись кельи для монахов, дом для настоятеля, трапезная, хозяйственные постройки, жилье для сезонных рабочих, скотный двор и другие строения.


комплекс зданий скита.jpg знаменская церковь.jpg

Комплекс зданий скита и Знаменская церковь


В финансовом плане со строительством помогали меценат Тимофей Кузьмич Матонин, а также архиепископ Тихон, стоявший в то время во главе Енисейской епархии.

В целом строительств было завершено в 1891 году (ровно 130 лет назад!), и в июне того же года состоялось освещение церкви во славу образа Знамения Божией Матери. Отсюда и название скита – Знаменский. Этот чудотворный образ благодаря стараниям Филарета вскоре был передан монастырю.

Знаменский скит процветал: монахи занимались разнообразной хозяйственной деятельностью, земельные угодья, принадлежавшие скиту, сдавались внаем жителям окрестных деревень (в том числе и Овсянки), на его территории появлялись благодаря красноярским меценатам всё новые строения.


знаменский скит монахи.jpg

Монахи Знаменского скита


После революции ситуация изменилась. Послушников не хватало – как и рабочих рук. Все постепенно приходило в запустение… В начале 1920 года в скит вошел партизанский отряд А.Д. Кравченко. За дни, проведенные партизанами на территории монастыря, они изрядно поубавили имевшиеся там запасы продовольствия. Трех монахов убили и сбросили их тела под лед… 7 января партизаны были уже в Овсянке, а еще через день – в Красноярске, куда вступила Красная армия.

После разгрома колчаковских войск часть офицеров скрывалась по окрестностям Красноярска – в деревнях, на заимках, в лесных избушках. Территория поблизости от Овсянки и монастыря не стала исключением… Скрывавшихся искали. Часто поиски заканчивались кровопролитием. Нападения совершались нередко и на обычных проезжих, не связанных ни с красными, ни с белыми.

Было подмечено, что основная часть нападений приходится на «треугольник» Знаменский Скит – известняковый карьер – Манская заимка. Это стало одной из причин закрытия скита в мае 1920 года. Одной, но не единственной: церкви в те годы, как известно, закрывались массово и повсеместно. Так весной 1920-го года завершилась история Знаменского скита.

Тогда же, в мае 1920-го, здание скита было передано детдому, позже на территории монастыря размещались учебный лесхоз и опытно-учебное хозяйство лесотехникума.


план скита.jpg

План скита после преобразований 1920-х годов


Однако есть сведения, что не все монахи в тот год покинули скит. Так, известно о некоем монахе Серафиме, который в отдаленной келье прожил до 1930-х годов.

После революции была закрыта и Никольская церковь в Овсянке: ее приспособили под пекарню.

О том, какие еще перемены ждали село при Советской власти, мы расскажем в следующий раз.


VII

Новая жизнь старого села


06 Ф2 0144 Ученики Овсянской школы первый выпуск на фоне дома принадлежащего ранее Астафьевым .Фотография.jpg
Ученики овсянской школы на фоне дома, ранее принадлежавшего Астафьевым

В 1927 году в Овсянке была организована сельскохозяйственная артель "Путь к социализму". В 1931-м на ее базе был образован колхоз имени красного партизана Щетинкина. 

"Пережили овсянцы в тот год страшный раскол раскулачивания, когда свои же и обрекали на нищету и гибельную неизвестность более зажиточных родственников и соседей", - пишет дивногорский историк Игорь Федоров.

На первых порах в колхозе была пара барабанных молотилок с конным приводом, плуги да деревянные бороны. Затем прибавилось имущество, изъятое у кулаков, около пятидесяти лошадей и столько же коров.

Разорение коснулось фактически двух третей дворов, стоявших в Овсянке. Из двухсот пятидесяти семей в Овсянке уцелело лишь восемьдесят пять. И сами дома «лишенцев» были сведены с земли, растасканы на дрова, сожжены для потехи. А имущество раскулаченных «уплавлено» в Красноярск.


Эта беда коснулась и семьи Астафьевых. В 1931 году были раскулачены прадед и дед Виктора Петровича - Яков Максимович и Павел Яковлевич Астафьевы. Кстати, и здание школы в Овсянке, на фоне которого сделана увековеченная в астафьевском рассказе "фотография, на которой меня нет", прежде (до раскулачивания) было домом семьи Астафьевых.... 

"Дом, приспособленный под школу, был рублен моим прадедом, Яковом Максимовичем, и начинал я учиться в родном доме прадеда и деда Павла", - пишет Астафьев в рассказе "Фотография, на которой меня нет"...


В тот же год Павел Яковлевич и Петр Павлович (отец семилетнего Вити) были арестованы. Деду тюрьму заменили ссылкой в Игарку, а отца отправили на строительство Беломор-Балтийского канала. 

В это же время в наши края прибывали ссыльные из западных территорий страны. Об одной из таких историй мы рассказывали совсем недавно. Ее герой тоже есть на фотографии, которой проиллюстрирован этот материал...

Что касается уклада жизни овсянцев в 1920-30 годы, интересны в этом смысле записи, сделанные в 1925 году учениками красноярской школы №5 под руководством учительницы словесности Веры Зильберман. Ребята провели в Овсянке три дня - в рамках мероприятий, проводимых под девизом "Даешь смычку города и деревни!", и описали свои впечатления от увиденного. 

Школьники описывают общий вид села, внутреннее убранство домов, быт жителей, их верования, приметы, праздники... ("На свадьбу гуляют 7-8 дней, а то и две недели"). В описаниях встречаем всё те же фамилии, что и в документах 18-19 веков: Фокины (дом Матвея Михайловича Фокина в описаниях предстает как особенно богатый и ухоженный), Шахматовы, Вычужаниновы, Потылицыны, Чеховы, Остаьфьевы, Ярославцевы... 

Зарисовки довольно подробно приведены в книге Игоря Федорова, в финальной ее части. Очень советуем их прочесть (впрочем, как и всю книгу Федорова).

В 1930-е годы Овсянка стала самостоятельным участком Красноярской рейдовой конторы. Отныне главным занятиям сельчан становится заготовка и сплав леса. 

...Много лет спустя мальчик, которому в то время совсем-совсем немного лет, опишет в своих великих книгах и родное село, и жизнь односельчан, и быт сплавщиков. И, кроме того, сумеет добиться, чтобы молевой сплав леса, губительный и для природы, и для людей, попал на сибирских реках под запрет.

Но до этого еще очень далеко. Целая жизнь.


VIII

Анна из рода Шахматовых

Ф2 0241 В П Астафьев и А К Потылицына. Овсянка 11 авг 1998.jpg


Анна Константиновна Потылицына - тетушка Виктора Петровича Астафьева (жена его родного дяди, брата матери Николая Ильича Потылицына). Анна Константиновна - представительница старинного овсянского рода Шахматовых. Эта фамилия встречается в документах, связанных с Овсянкой, начиная с 19-го века (а то и раньше). 

Ранее мы публиковали воспоминания Анны Константиновны о Викторе Петровиче - они вошли в книгу "И открой в себе память". А сегодня мы предлагаем вашему вниманию рассказ А.К. Потылицыной об Овсянке. Эти воспоминания были записаны около 20 лет назад В.Г. Швецовой, в те годы - главным хранителем фондов Библиотеки-музея В.П. Астафьева, и стали основой архивного фонда Потылицыных Астафьевской библиотеки. 

С полным текстом воспоминаний А.К. Потылицыной можно в статье, опубликованной в рубрике "Краеведческие материалы" нашего сайта.