"Библиотека села - это окошко родного дома,
где всегда светит приветливый огонек"

Овсянке - 350 лет. Кто жил в Овсянке?

Овсянке - 350 лет. Кто жил в Овсянке?

19 января 2021

На рисунке: казаки-первопоселенцы на берегах реки Овсянки


Что известно о людях, которые основали Овсянку, жили в ней в первые десятилетия после того, как появилось село? Оказывается, не так уж и мало! 

Как отмечает в книге "Овсянкские истории" ее автор, дивногорский историк и писатель Игорь Федоров,  в 1671 году первая подворная перепись жителей Красноярского уезда, и именно в ней впервые была упомянута и Овсянка, и ее первые жители. 

Кстати, в челобитной за 1667 год, поданной казаками царю, перечисляются все местные селения, сожженные при набеге объединенных отрядов джунгаров, киргизов и тубинцев в мае того же года (а сожжены были все деревни в окрестностях Красноярска), и Овсянки среди них нет. Это позволяет говорить о том, что в том году этого селения еще не было. А вот в 1671-м, согласно подворной переписи, - уже было. 

Но вернемся к первым жителям Овсянки. 

Запись переписной книги гласит, что „лета 7180 году сентября в 30 день по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича“ в деревне Овсянка числилось шесть дворов, да еще один двор на Усть-Мане. 

В тех шести дворах жили казаки конной сотни "Коземка Клементьев сын Арзамасец" да братья Маловы "Ивашко Фокин, сын Малово, с сыном Онтонком 10 лет да Алешка Фокин, сын Малово". Пешие служилые люди – казаки отец и сын Софьины – жили одним двором: "Федька Юрьев, сын Софьин, с сыном Ивашко 17 лет, да Ивашко ж 11 лет и Якунька Федоров, сын Софьин". Казаки "Федька Яковлев сын Коркунов", да "Лучка, сын Кривогорницы", жили отдельными дворами; да кроме них имелся двор "черкаса", то есть ссыльного малороссийского казака "Тимошки Ларионова сына Тюменца, а у него два пасынка: Спирка 10 лет, да Тишка 7 лет"

Судя по всему, отец братьев Маловых, Фока, был первым или одним из первых, кто пришел в эти места (вероятнее всего, еще до 1671 года). Отсюда и второе, более привычное нам название реки Овсянки, — Фокин ручей.

"Анализируя историческую обстановку второй половины XVII века, можно утверждать, что на устье р. Овсянка (как она всегда именовалась в официальных документах) красноярские власти перевели группу казаков "для предосторожности", то есть для прикрытия города и принадлежащих красноярцам сельскохозяйственных угодий на правобережной округе, - пишет автор.Именно поэтому и чисто казачий состав жителей, хотя в селениях севернее и восточнее Красноярска в это же время жили, кроме казаков, посадские люди, крестьяне, гулящие и прочий набродный люд". 

Таким образом, в первые десятилетия своего существования Овсянка была небольшим, но (опять же судя по историческим свидетельствам) хорошо вооруженным острогом - самым южным форпостом русских на правом берегу Енисея, подчеркивает Игорь Федоров. При этом число дворов год от года росло, и, несмотря на непрекращающиеся набеги, овсянцы широко и активно осваивали окрестные земли, обзавелись собственной мельницей - ее в устье реки Слизневой (Слижневой) поставил, в числе прочих хозяйственных построек, атаман Иван Злобин

Правда, вскоре хутор Злобина (а с ним, понятно, и мельница) был заброшен. И следующая мельница в устье Слизневой появилась лишь 200 лет спустя. Построил ее пришлый мужик Павел, которого местные прозвали Мазов. По документам имя мельника было Павел Яковлевич Астафьев. Это был родной дед по отцовской линии Виктора Петровича Астафьева. 

Начало следующего, 18-го, столетия - это время "большого переселения" для всей Красноярской земли. После завершения набегов многие из тех, кто жил в Овсянке-остроге, ушли на юг, осваивать более плодородные земли Хакасско-Минусинского края. Но приходили новые люди и в Овсянку. 

перепись.jpg

Летом 2020 года в Библиотеку-музей В.П. Астафьева поступила уникальная книга - "Перепись города Красноярска и его уезда. 1719-1722". В те годы перепись была проведена по указу Петра I для совершенствования налогообложения. Книга вводит в научный оборот замечательные рукописные материалы по истории России начала XVIII столетия из собрания Российского  государственного архива древних актов - хранилища уникальных рукописей и исторических документов.

Перепись 1719-1722 года содержит сведения и о жителях Овсянки. 

Процитируем фрагмент из этого удивительного документа. И отметим, насколько строго была организована перепись населения в то время - сведения о составе семьи у опрашиваемых собирали "под опасением смертные казни". 

Деревня Овсянская 

1. Двор пешего казака Василья Юшкова. И он, Василей, под опасением смертные казни сказал: он, Василей, — тритцати осми лет.

* Сын у него Яков — осми лет,

* Гаврило — шти лет,

* Петр — четырех лет,

* Михайло — двух лет.

 А буде он, Василей, сказал что ложно, и за такую ево ложную скаску указал бы Великий Государь казнить смертью. К сей скаске по веленью Василья Юшкова Кузма Юшков руку приложил.

2.  Двор казачья сына Якова Юшкова.

И он, Яков, под опасением смертные казни сказал: он, Яков, — осмнатцати лет.

Братей у него:

* Иван — четырнатцати лет,

* Григорей — девяти лет.

А буде он, Яков, сказал что ложно, и за такую ево ложную скаску указал бы Великий Государь казнить смертью. К сей скаске по веленью ево, Якова Юшкова, Кузма Юшков руку приложил".

И так далее. По данным, приведенным в книге Игоря Федорова, в те годы население Овсянки колебалось от 120 до 150 душ обоего пола.