"Библиотека села - это окошко родного дома,
где всегда светит приветливый огонек"

Летописец своего времени

Летописец своего времени

26 июля 2022

Все, кто приезжает в Дивногорск, обращают внимание на белую скалу на левом берегу Енисея. Называют ее скала Белого монаха (она же - Монах-отшельник)

Экскурсоводы рассказывают легенду, связанную с этой скалой, а некоторым она известна и как стихотворение. 

Но мало кто знает, что одну из ее версий создал журналист, краевед, писатель и поэт Владимир Пентюхов

31 июля Владимиру Фроловичу исполнилось бы 95 лет. 

Он родился в Иркутской области. В детстве было всякое. Четырнадцатилетний Володя работал на лесосплаве, где едва не погиб, спасая раздавленного бревнами такого же, как он сам, мальчишку. В пятнадцать лет Владимир был мобилизован на трудовой фронт в Черемхово, в ФЗУ учился на шахтера. А еще через несколько лет юный солдат разведотделения Пентюхов со своим батальоном шагал по раскаленным пескам пустыни Гоби, одолевал кручи хребта Большой Хинган…

После войны срочная служба Пентюхова проходила в составе комендантского взвода войск МВД в поселке Абезь (Коми АССР), затем в Игарке и поселке Ермаково, на «стройке № 503» – то есть на строительстве печально известной железной дороги Игарка – Салехард.

Строили дорогу заключенные – «враги народа». Там молодой человек, работая в театре заключенных, познакомился со многими интересными людьми. В их числе – бывший князь и бывший артист Ленинградской государственной филармонии Борис Федорович Болховский, учивший молодого солдата искусству художественного слова, поэт Лазарь Шерешевский, Леонид Леонидович Оболенский, актер, режиссер, помогавший в овладении актерским мастерством по системе Станиславского, известный до войны археолог Дмитрий Александрович Крайнов, подготовивший для него специальную программу подготовки и обучения в вузе.

Сам Владимир Фролович вспоминает: «Мне невероятно повезло, что в своей срочной службе в МВД я попал на «культурный фронт», где в так называемом «крепостном театре» работали выдающиеся представители культуры России: артисты, художники, поэты. Они открыли мне глаза на мир. Рассказывали о прежней жизни, учили актерскому мастерству, рисованию, нотной грамоте. Без этих людей я бы не имел возможности руководить кружком художественной самодеятельности солдатской и поселковой молодежи, а к концу семилетней службы небольшим солдатским ансамблем песни и пляски 503-й стройки (Красноярский край)».

После службы Владимир Фролович остался в Красноярском крае, окончил культурно-просветительное училище, некоторое время работал директором Пировского районного дома культуры. А затем переехал в Красноярск и устроился в газету «Речник Енисея» (много лет спустя стал ее главным редактором), в 1959-м году был принят в Союз журналистов. А параллельно с журналистскими работами писал прозу и стихи.

Произведения Владимира Пентюхова рассказывают о том, что увидел и пережил он сам. Они – о войне и о том, как жили люди в глубоком сибирском тылу, об игарской стройке и о сибирской природе. Часть произведений навеяна енисейскими легендами, сказами, стихами. В их числе – та самая легенда о юном монахе и дивногорской скале, а также легенды о Базаихе, о Красном Яре, пьеса в стихах «Андрей Дубенский»

Очерки, стихи, рассказы члена Союза российских писателей В.Ф. Пентюхова публиковались более чем в 20 коллективных сборниках, в четырех «Книгах памяти», а также в газетах и журналах Основные произведения писателя – повести «Раб красного погона», «Мгновение и вечность», «Без компаса», «Пленники печальной судьбы», «Не просто жить», стихотворные сборники «Енисейские сказы: легенды, стихи», «Жизнь как есть: Маленькие зеркала, отражающие реальную жизнь российского народа конца XX и начала XXI века»

«Легенду о юном монахе» Владимира Пентюхова, связанную с нашим городом, мы приводим полностью.

Без названия.jpg

Скала Монах-отшельник напротив Дивногорска

***

С молитвой безнадежной на устах,

На самом пике скального отрога,

В покорной позе молодой монах

Стоял, прощаясь и с людьми, и с Богом.

Осенний вечер обжигал его

И по плечам широким кудри вились,

А далеко внизу, у берегов,

О камни Енисея волны бились.

Не смог наш инок выдержать обет.

Не одолел любви волшебной силы.

Вдруг девушка затмила белый свет,

Что молоко в обитель приносила.

И он страдал, борясь с самим собой.

Закон суров: нельзя любить монаху.

И не поспоришь с выбранной судьбой.

Теперь хоть голову клади на плаху.

И он - решился. Вот на скале

Он Богу перестал уже молиться

Сказал: «Прощай!» И полетел к земле,

Как с перебитыми крылами птица.

Когда ты к Дивногорску поплывешь,

На левом берегу, напротив скита,

Скалу монаха без труда найдешь.

Она видна в свеченье фосфорита.

Он, этот свет, не гаснет никогда.

Он - память, он - невинности одежды,

Остывший жар сердечного огня

И символ похороненной надежды