"Библиотека села - это окошко родного дома,
где всегда светит приветливый огонек"

Пойдем к Жуковскому?

Пойдем к Жуковскому?

15 января 2022

На фото в центре - Филипп Кузьмич Жуковский, слева - его жена Феодосия Ксенофонтовна, справа - .Е.К. Беляева  Фотографии, которыми проиллюстрирован материал, предоставлены семьей Жуковских / Хомяковых и являются частью их личных архивов или же входят в фонды Астафьевской библиотеки. Использование фото без специального разрешения правообладателей не допускается. 


В Овсянке на улице Набережной есть дом, который старожилы называют «магазин Жуковского». Никакого магазина в том доме давным-давно нет. Нет в живых и человека, по имени которого односельчане назвали это здание. Дом, где некогда находился магазин, несколько лет назад был продан новым хозяевам. А они не торопятся ни обосновываться там сами, ни перепродавать строение другим владельцам под жилье – всё надеются, что в доме, где был когда-то «магазин Жуковского», появится памятное место, что-то вроде небольшого музея.

Кто же такой этот загадочный Жуковский и почему его именем названо здание в Овсянке?

О Филиппе Кузьмиче Жуковском можно прочесть в затеси Виктора Астафьева, которая так и называется: «Пойти к Жуковскому»

«Кто он такой? Да всего лишь продавец сельского магазина, после — заведующий этим же магазином. Но, как видите, местная знаменитость — и до сель почитаемый всеми односельчанами человек и хотя давно на пенсии, давно «не у дел», но помнят его люди, все еще идут «к Жуковскому», – пишет Виктор Астафьев. – Я много лет знал Филиппа Кузьмича, тихоголосого, иногда вежливого, даже застенчиво улыбающегося, ко всем приветливого, доброго соседа, отца, мужа, деда. Проработал он в овсянском магазине с сорок седьмого года до конца годов восьмидесятых, ни разу не судим, не садим, за растраты, мздоимство, воровство и плутовство не привлекаем».


288d6da97e15808424a641b560671032.jpg

Филипп Кузьмич Жуковский и "магазин Жуковского"


Из Сибири - в Сибирь

Недавно сотрудникам Астафьевской библиотеки удалось почти случайно встретиться с дочерью Филиппа Кузьмича – Марией Филипповной. Она живет в Красноярске, иногда приезжает в Овсянку. Вот что она рассказала.

– Моя мама, Феодосия Ксенофонтовна, родом из Забайкалья. Ссыльная, раскулаченная. У ее отца, моего деда, был какой-то офицерский чин, а после Гражданской войны он обосновался в Забайкалье. Кулаками они не были, работали сами на себя, но все-таки их раскулачили и сослали сюда, в Красноярье, в Даурский район. А мой отец, Филипп Кузьмич, был местный, даурский. Там они и познакомились. Я родилась в Усть-Дербино, тоже в  Даурском районе. (Даурский район Красноярского края существовал с 1935 по 1962 годы, потом входившие в него поселения были затоплены при строительстве Красноярской ГЭС. Усть-Дербино попало под затопление в 1967 году. – Прим. ред.) Отец воевал на Дальнем Востоке. А после демобилизации, году в 46-м, перебрался с семьей в Овсянку. Не знаю почему – позвал его сюда работать какой-то приятель. А в 51-м году уже здесь, в Овсянке, у меня родился брат Владимир.


Жуковские. Мария Филипповна, Володя, Федосья ...1952г..jpg

Мария, ее брат Володя и их мама Феодосия Ксенофонтовна, 1952 год


А вот фрагменты из затеси «Пойти к Жуковскому», описывающие, по сути, те же события:

* «Их табунами гнали из Забайкалья в Красноярский край, а из Красноярского края табуны пылили туда, в Забайкалье. Повезло тем, кто двигался вниз по рекам, каково было тем, кому выпало устремляться вверх по течению, в горы, в дремучую тайгу, в тундры, в степи, в пустыни?.. <…> Жуковские попали в благословенный приенисейский Даурский район, в село Смоленка, которое стоит так и на таком месте, что с него можно картинки рисовать иль открытки сымать и за деньги продавать»

* «Я листаю его красный документ — военный билет: год рождения 1911, солдат, рядовой, орудийный номер, окончил пять классов в 1927 году, в Даурском районе, в селе Смоленка Красноярского края, бес — почему-то с переносом — партийный, русский и наконец означено — служащий. <…> 


«Служащий» – от «служить народу»

Когда же появился «магазин Жуковского» в Овсянке? Некоторые сельские старожилы нам рассказывали, что до 1949-1950 годов свой магазин в селе вряд ли был – приходилось ходить в соседнее Слизнево, и поход этот занимал целый день: очереди были огромные. А вот Астафьев в затеси «Пойти к Жуковскому» утверждает, что магазин был открыт уже в 1947 году.

– Папа проработал в этом магазине почти всю жизнь. Поэтому тот дом и называли «магазин Жуковского». Он там был и заведующим, и продавцом, и грузчиком. И мама ему помогала – она и продавец, а если надо – и уборщица. Хотя работала-то она в другом месте, – рассказывает Мария Филипповна.


 Владимир Филиппович (сын Жуковского) с мамой.jpg

Семья Филиппа Кузьмича на крылечке "именного" магазина 


Вот несколько выдержек из затеси «Пойти к Жуковскому»:

* «Филипп Кузьмич понимал слово «служащий» буквально, безо всякого подтекста. Служащий — это человек, призванный служить народу. Он и «вид» и «марку» держал на людях соответственно редкостному званию — всегда в костюме, пусть и недорогом, но поглаженном, всегда в чистой рубашке, при галстуке, если сам за прилавком, то и с голубым карандашом за ухом. Летом и осенью в плаще ходил, зимою — в полупальто с меховым воротником, которое берег, и оно живо до сих пор, и его уж надевают только по хозяйственной надобности»

* «Было всеобщее возбуждение в селе и тихий говор собравшегося возле магазина люда, сидят, пересуживают друг друга, молодежь продергивают, былые дни и годы вспоминают, и чем ближе к обеду, тем кучней у магазина. Это значит, с утра пораньше Жуковский уехал на базу. На городскую. База та где-то на Бугаче, и работают там сплошь дружки-приятели Жуковского, и он уж непременно привезет товару всякого от дядюшки Якова»


Мария Филипповна (2).jpg

Филипп Кузьмич и Феодосия Ксенофонтовна с дочерью Марией. Предположительно 1941 год, Даурский район


Работать приходилось всем 

Работать приходилось много не только Филиппу Кузьмичу. Его главным делом был магазин, а хозяйство держалось на жене, Феодосии Ксенофонтовне. К работе рано приучали и детей. а потом и внуков. 

Из затеси «Пойти к Жуковскому»:

* «Ведь он-то, служащий-то — хоть днем при карандаше за ухом и за прилавком отдохнет, а она-то, Феня-то (супруга Феодосия Ксенофонтовна. – Прим. ред) — я уж так ее и буду называть, как все в деревне знают и зовут ее — на производство, да при дворе и при детях. А производство-то, Господи, спаси и помилуй — все те же лесозаготовки, все тот же лесосплав. — До того устряпаемся, Виктор Петрович, что мокрые норовим на нары упасть. И никаких мечтов о гулянках иль о баловстве каком. Иной раз так одежонка и не досохнет на теле, в сыром снова в лесосеку». 


Дом Жуковских ул. Щетинкина 57.jpg

Дом семьи Жуковских на улице Щетинкина в Овсянке 


- Дед магазином занимался – рано утром туда уходил и поздно вечером приходил. Был и продавцом, и товароведом, и директором. А дом был на бабушке. И все летние работы - тоже в основном на ней, - рассказывает Константин Федорович Хомяков, внук Филиппа Кузьмича. - Но уж на покос дед, конечно, ходил. Все лето овсянцы косили по полянам и косогорам. Потом собирали все в кучу, приезжала машина, забирала. А зимой трактор сено привозил, лежало все это у нас в огороде. Вообще хозяйство было большое: и коровы, и телята, и свиньи. Огорода на всё не хватало - еще и картошку отдельно сажали. Ягоды, грибы собирали - ехали за ними в сторону Дивногорска. Ходишь-ходишь, а тут ведь надо и в гору, и с горы, и бурелом там, и болотистая местность, и мошка – работа тяжелая. И покос так же – одно дело на машине доехать, а поначалу мы ходили пешком. У нас покос был, где исток Фокиной речки. Она начинается тоненьким ручейком, потом становится все больше, больше. Там вода чистая, брали ее, чай делали, варили суп. Ставили на том месте шалаш - у нас там как бы база была. Косили в разных местах, но приходили всегда к шалашу. 

Хотя дети и внуки Филиппа Кузьмича и Феодосии Ксенофонтовны из Овсянки разъехались, собраться в родной деревне, чтобы помочь старикам, было делом обязательным. Из Красноярска добирались на электричке. В 1960-70 она была длинная - 10 вагонов, и в обоих направлениях все битком, рассказывает Константин Хомяков. Никаких дачных маршрутов в то время в дивногорском направлении не было. В начале 80-х у семьи появились «Жигули», добираться стало проще.

- Если посчитать, нас было человек десять  – бабушка с дедушкой, родители и мы с сестрой, еще трое - семья дяди Володи, и всем работы хватало. Каждые выходные мы вместе в Овсянке собирались. Как весной посадка началась - так до осени и работаем, - рассказывает Константин Федорович. – Моя задача, помню, была нарвать крапиву для поросят, встретить корову – их примерно в полседьмого вечера пригоняли. Коров было много в Овсянке. Нанимали пастуха. А если не получалось нанять, то сами дежурили - пасли по очереди. И мне приходилось! Это тяжело, конечно. Коровы хвосты задрали и побежали - лови их. Но вообще у коров был свой маршрут, они им шли уже привычно. Но за день так набегаешься за ними, думаешь: теперь только спать. Но тут пацаны зовут гулять – и все, пошло-поехало. 

«Кто такой Астафьев?»

То ли Жуковские не сразу поняли, кто такой Виктор Астафьев, то ли не связывали образ человека, в 1960-1970-х лишь иногда бывавшего в Овсянке, с именем известного писателя, – в любом случае, судя по рассказу Марии Филипповны, в тот период Жуковским мало был известен литератор, впоследствии увековечивший их семью.

– Мы в те годы не знали Виктора Петровича, – рассказывает она. – Брат тогда в школе учился, говорит: у нас какой-то писатель выступал, вроде местный. А к нам в то время приехал наш двоюродный брат с Дальнего Востока, он про Астафьева знал больше, чем мы. И вот мы сидим за столом, он говорит: Астафьев же откуда-то из этих мест, из Овсянки. И как раз соседка к нам заходит, мама ее спрашивает: Августа, ты не знаешь, вот такой Астафьев жил у нас? А она: «Так это мой племянник!» (Августа Ильинична, урожденная Потылицына, – родная тетушка В.П. Астафьева, сестра его матери. Августа Ильинична упоминается во многих рассказах «Последнего поклона». – Прим. ред.)

Кстати, одно время семья Августы Ильиничны, судя по воспоминаниям ее дочери Капитолины Тимофеевны Курденко, жила в доме, где позже начал работать "магазин Жуковского". Подробно об этом можно прочитать в нашем материале. Такая вот неожиданная связь...

- Астафьев к нам в гости приходил, а мы - к нему,. А с дедом он прямо дружил, - рассказывает Константин Хомяков. - Я уехал учиться в Москву в 89-м, потом поступил в аспирантуру, остался там. А до того, когда я бывал в Овсянке, мы, по сути, каждый день виделись. И жена с дочкой, когда летом здесь бывали, видели его. Помню, мы с дядюшкой Владимиром Филипповичем к нему приходили, взяли водку, два стакана, помидоры, посидели немножко – Виктор Петрович уже болел, это был 98-й год. 


изображение_viber_2021-10-07_19-01-46-212.jpg изображение_viber_2021-10-07_19-01-46-679.jpg

изображение_viber_2021-10-07_19-01-46-748.jpg

Автографы В.П. Астафьева семье Жуковских


И еще одно интересное пересечение случилось в жизни семьи Жуковских и Астафьевых. Мария Филипповна успела поучиться в Овсянке в начальной школе, которая располагалась в том самом доме, который строил еще прадед Виктора Петровича. После того как в 1930-х Астафьевых раскулачили, дом был приспособлен под школу (подробно мы рассказывали об этом здесь)

– В Овсянке была школа-десятилетка, на Набережной. Директором в то время был Федор Трофимович Бетехтин. Помню, мы утром в тот дом приходили, печку топили, пекли картошку, ели там и учились. Я кончила 4 класса, и нашу среднюю школу перевели в Усть-Ману. А потом как-то классы стали «скакать»: я училась, например, в шестом, а он стал пятым. Поэтому заканчивала школу я уже в Красноярске, там у нас родственники были, – рассказывает Мария Филипповна. – После школы я окончила мединститут, стала педиатром. По распределению работала в Бурятии, в поселке Онохой Заиграевского района. Потом в Иркутске. А в 1970-х мы вернулись сюда.


детский врач - инфекционист г. Красноярск.jpg

Мария Филипповна - врач-инфекционист (в городе Красноярске)


Из затеси «Пойти к Жуковскому»: 

«Ушел на пенсию Кузьмич, отрешился от торгового дола, спокинул свой магазин — и начал расклеиваться, болеть, но все корову, поросенка, домашнюю птицу держали — дети и внуки в городе живут, помощь им нужна, понаедут на выходные полон двор народу. Но трудно стало с сенокосом — негде скот пасти — все удоби, поляны, электротрассы дачами застроены. И нот отчего-то заболела корова — лишились главного кормильца, притих двор, и сам Кузьмич слег, как оказалось, окончательно и навсегда. Среди лета, в погожий солнечный день провожали односельчане Филиппа Кузьмича Жуковского в последний путь».


В ролях – жители Овсянки

А еще Филипп Кузьмич Жуковский… успел сняться в кино!

В начале 1980-х в Овсянке проходили съемки нескольких эпизодов фильма «Ненаглядный мой» (1983 год), поставленного по рассказу Виктора Астафьева «Тревожный сон» и по его же сценарию. Главную роль в ленте сыграла актриса Татьяна Шестакова. А во многих небольших ролях снялись жители села Овсянка, их имена мы видим на афише.


ненаглядный мой кадры.jpg ненаглядный мой1.jpg


  

На афише - имена не только профессиональных артистов, но и жителей Овсянки


Филипп Кузьмич сыграл… конечно же, продавца сельского магазина! Съемки проходили в «магазине Жуковского». Вот этот небольшой эпизод.



...Будет ли в Овсянке небольшой музей, посвященный семье Жуковских в бывшем здании их "именного" магазина? Будем на это надеяться!

Тэги: Жуковские, Даурский район, Дальний Восток, магазин Жуковского, Астафьев, старые фотографии, овсянская школа, кино в Овсянке.