"Библиотека села - это окошко родного дома,
где всегда светит приветливый огонек"

Фокины с Фокиной речки

Фокины с Фокиной речки

21 февраля 2022

Материал проиллюстрирован фотографиями из семейного архива Фокиных и фондов Библиотеки-музея В.П. Астафьева. Их использование без разрешения правообладателей не допускается. 

***

Как в шутку заметила одна сотрудница Астафьевской библиотеки, «в Овсянке 20 семей Фокиных – и все родственники». Но в этой шутке есть и доля истины... Сегодня мы рассказываем о Николае Петровиче и Галине Александровне Фокиных и о том, как они хранят большую историю своей семьи.

Всем Фокиным родоночальник

Второе название речки Овсянки, на которой стоит наше село, – Фокина (или Фокин ручей). Такое название она получила, вероятнее всего, по имени Фоки Малова, одного из казаков – первопоселенцев Овсянки. Их вместе с семьями красноярские власти в последней трети 17-го века перевели в наши места «для предосторожности» – то есть для защиты города и сельскохозяйственных угодий от набегов местных племен. С маленького, но хорошо вооруженного острожка, построенного на реке Овсянке, и началась история нашего села

Судя по всему, Фока Малов появился здесь еще задолго до 30 сентября 1671 года – дня основания Овсянки. Этим числом датирована подворная перепись Красноярского уезда – первый документ, в котором упоминается деревня Овсянка. В переписи говорится, что в поселении – шесть дворов (но ведь их нужно было построить, и делается это не за день!). Перечисляются и все жители Овсянки – от мала до велика. Фоки Малова среди них нет – возможно, к тому времени он уже умер. Но упомянуты два его сына и внук – «Ивашко Фокин, сын Малово, с сыном Онтонком 10 лет да Алешка Фокин, сын Малово».

Как отмечает дивногорский историк, автор книги «Овсянские истории» Игорь Федоров, «из первопоселенцев в XVIII веке в Овсянке остались только конный казак Иван Фокич Малово с семьей да казак Лука Савич Кривогорница. В более поздних документах потомки Ивана Малово именуются Фокиными».

20 семей – и все родственники?

Так насколько же верно заявление, что все Фокины - родственники? В каком-то смысле это правда, если считать, что все овсянские Фокины – дальние потомки казака-первопоселенца Фоки Малова и его сына Ивана. Но движение человеческих потоков на протяжении 350 лет было таким сложным и непредсказуемым, что теперь уже и не разобрать, кто кому родственник, а кто – однофамилец.

Вот перед нами ведомость 1869 года. В ней отмечено, кто из жителей Овсянки пользовался услугами «мангазины»  – своего рода «склада взаимопомощи», в котором крестьяне заимствовали зерно в трудный год. Фокиных в списке больше всего – 14 человек мужского пола (заметим – взрослых, глав семейств). Судя по именам-отчествам, немногие из них состоят в родстве. Да и вряд ли бы члены одной крестьянской семьи (например, живущие под одной крышей отец и сын) стали бы брать ссуду по отдельности.


ВЕДОМОСТЬ 1.jpg  ВЕДОМОСТЬ 2.jpg

 Ведомость о ссудах из "мангазины". 1869 год


Фокинские архивы

Чтобы разобраться, кто из Фокиных кем приходится, нужна основательная работа в архивах. В ближайшее время сотрудники Астафьевской библиотеки планируют полностью в нее погрузиться. А вот в семье жителей Овсянки Николая Петровича и Галины Александровны Фокиных свои собственные обширные архивы - супругам удалось восстановить историю семьи «своих» Фокиных на протяжении почти двух столетий.

– Кто Фокин – тот точно местный. Но Фокиных тут так много, что если кто-то приезжий спрашивал о них в Овсянке, обязательно уточняли: а каких вам Фокиных? Наших называли петровскими. А были, например, еще и Федорановы, – рассказывает Галина Александровна.


Петр Дмитриевич Фокин и Мария Абрамовна Фокина (Граманчукова).jpg

Петр Дмитриевич и Мария Абрамовна - родители Николая Петровича. Потому-то они и "петровские" Фокины - по имени отца


Галина Александровна родом из Ужурского района, а Фокина – по мужу, Николаю Петровичу. Много лет назад она, молодой учитель физкультуры отучившись в Томске приехала по распределению в деревню Слизнево. Поехала как-то с подружками на танцы в Дивногорск, там и познакомилась с будущим супругом. Осенью 1971 года они встретились, 7 марта 1972-го поженились. Так что в этом году Николай Петрович и Галина Александровна отмечают золотую свадьбу. В 1973-м у супругов родился сын Алексей, в 74-м – дочь Екатерина.

Сам Николай Петрович – родился в Овсянке в 1951 году. Его отец и дед – тоже коренные овсянцы. 

– Мой отец, Петр Дмитриевич, родился в 1910 году. Дедушка и бабушка по отцовской линии – Дмитрий Петрович Фокин (1855 года рождения) и Фетинья Елистарьевна, урожденная Чанчикова (1878-1968). (Нас удивило необычное отчество бабушки Николая Петровича. Обратившись к разным источникам, мы выяснили, что имя Елистарий было распространено у старообрядцев. – Прим. ред.) Кроме моего отца, у них было пятеро детей – Николай, Михаил, Зинаида, Мария, Александр. Николай и Михаил погибли на фронте в 1941 году, один под Москвой, другой в Литве,, – рассказывает Николай Петрович. – Известно мне и о дедушке с бабушкой по линии мамы, Марии Абрамовны. Дед, Абрам Филатович Граманчуков, родился в 1893 году, дожил до 1972-го. Знаю, что одно время работал перевозчиком через Енисей. Это была не «частная лавочка», а вполне официальная работа. Перевоз в одну сторону стоил 20 копеек, и эти деньги перевозчик должен был сдать, отчитаться за них. Через Енисей до середины ХХ века переправляли на лодках, потом на катере. Бабушка, Екатерина Николаевна, в девичестве Старостина, прожила с 1899 по 1974 годы. Граманчуковы – фамилия не местная, не овсянская. Но в Овсянке это было довольно распространенным делом, когда парни находили невест в других деревнях, а овсянские девушки – женихов «со стороны». 

Фетинья Елистарьевна и Дмитрий Петрович Фокины, бабушка и дедушка Николая Петровича, похоронены на старом кладбище Овсянки.

– Деревянные кресты на их могилах до сих пор сохранились. У деда на кресте нацарапано: «Вы в гостях, а я уже дома», – рассказывает Николай Петрович.

Фокин Дмитрий Петрович и Фетинья Елистарьевна.jpg                  изображение_viber_2021-08-23_13-46-41-299.jpg

 Дедушки и бабушки Николая Петровича Фокина по отцовской (на фото слева) и материнской линиям


После войны отец Николая Петровича, Петр Дмитриевич, работал конюхом в поселке Комсомольском, потом – на пилораме. Мать, Мария Абрамовна, – в столовой там же, в Комсомольском. 

– В поселке жили строители Красноярской ГЭС, – рассказывает Николай Петрович. – Там была тайга, вода очень чистая, зимой ее брали из проруби. Отец на своем участке делал две проруби: одну – воду для питья брать, вторую – белье полоскать. Мать разрешала другим людям ими пользоваться, а с тех, кто пользовался, деньги брала. Белье на речку и с речки носили в корзинах  – очень тяжелых. Все это довольно долго продолжалось: помню, уже ГЭС была, а мать ходила с корзинами на прорубь. Вообще из раннего детства помню не так уж и много. Знаю, что детский сад у нас был в поселке Известковом, то есть через Енисей. Летом детей возили туда на лодке, зимой по льду через реку ходили. Думаю, садик был не в Овсянке, потому что молодежи в селе тогда было мало. 


d21ec45b25d925122767252ff3b09265.jpg

Мама Николая Петровича, Мария Абрамовна, есть на фото 1932 года из рассказа «Фотография, на которой меня нет» В.П. Астафьева. Она четвертая слева в верхнем ряду. 


Через Овсянку – проездом

Фокины живут в том же доме, в котором жили родители Николая Петровича и который строил еще его дед, Дмитрий Петрович. Дому по меньшей мере 106 лет – первые документы на него относятся к 1915 году, но не исключено, что построен он был и раньше. Дом срублен из лиственницы – как и многие дома в Овсянке. Из листвяка, говорит Николай Петрович, овсянцы много строили и во второй половине ХХ века, пока в селе работал ДОЗ. А дерево это, можно сказать, вечное.


изображение_viber_2021-08-23_11-05-20-339.jpg     изображение_viber_2021-08-23_11-03-38-930.jpg

Большой дедовский дом Фокиных и сейчас как новый


Фокинский дом – очень большой. Настолько, что Фокины держали заезжий двор – один из пяти в Овсянке, причем постояльцы ночевали не в отдельном строении, а в том же доме, что и хозяева – правда, чаще всего на кухне, на полу. Но места хватало всем.

– Если пройдете по переулку до нынешней улицы Щетинкина (в те годы ее, конечно, еще не было) – весь этот участок принадлежал нашим Фокиным, – рассказывает Николай Петрович. – В заезжем доме зимой останавливались переночевать те, кто зимой ехал с верховьев Енисея в Красноярск – продавать на рынке что у них там лишнее было: мясо, сало. Утром рано проснутся – и по Енисею, по льду, в Красноярк. И на обратном пути у нас ночевали. А летом уже добирались до города по воде.

Постояльцы приезжали на лошадях, позже – на машинах. Оставляли их на заезжем дворе. Ладно машины, но ведь животных надо было где-то поставить, накормить.

– Отдельного двора для них не было, коней ставили в огород. После того как они там все «удобряли» естественным образом, картошка у нас была огромадная, – улыбается Николай Петрович.

Фокины держали и лавку, которую в советское время официально вроде бы и прикрыли, но торговля все равно шла. Николай Петрович называет лавку «скобяной». Продавали спички, мыло, папиросы, керосин, прочее по мелочи.

– Дела вела баба Фета (Фетинья Елистарьевна. – Прим. ред.). Я на нее насмотрелся – думаю: как бы заработать? Мимо Овсянки проходили пароходы с туристами, в селе была хорошая пристань. И вот я – мне было лет 8-10 – прибежал домой, нарвал моркови, 5-6 пучков, вымыл – и к теплоходу. Ничего, покупали у меня, – вспоминает Николай Петрович.

Был у Фокиных и огород – большой, как у многих жителей Овсянки. По словам Николая Петровича, в годы его детства местный климат отличался от современного:

– В 1955 начали строить ГЭС, климат сильно поменялся. Раньше мы садили огурцы в гряды, в назём, и даже не было мысли про какой-то целлофан, про стекла – ночи были очень теплые, и все росло как на дрожжах.


изображение_viber_2021-08-23_11-06-22-118.jpg  гл.jpg

Во дворе у Фокиных


На восток – и обратно в Овсянку

Отец Николай Петровича, Петр Дмитриевич, во время войны дошел до Берлина. Два его брата – Николай и Михаил – погибли.

– Отец отвоевал – и из Германии его вместе с другими солдатами без заезда домой отправили эшелонами на восток. Мужики бросали конверты на Красноярске на вокзале, чтобы, кто сможет, передал их родным, что они живы. Домой он вернулся в 1946 году, – рассказывает Николай Петрович.

Ему самому тоже довелось побывать на Дальнем Востоке – он там в армии служил. 

– В овсянской школе я отучился 4 класса, потом открыли новую школу в Молодежном. Там я окончил 8 классов и решил дальше учебу не продолжать. Думаю: у меня армия впереди, надо, чтоб, когда вернусь, профессия в руках была. Пошел в дивногорское ПТУ-42, отучился на электрика. Из училища нас, 5 человек, забрали в армию на Сахалин. Это был 1969 год. Летели самолетом, и он был целиком заполнен солдатами. Первая посадка была в Хабаровске, потом в Южно-Сахалинске, – рассказывает Николай Фокин. – Я в те годы мечтал подальше от Овсянки послужить, а то вроде как приелась. Ну вот и попал на мыс Крильон на заливе Лаперуза, в ракетную часть. Там уже по Овсянке стал скучать. Хотя там такая красота – рядом с проливом Лаперуза, корабли проходят, а через пролив огни Японии видны… Помню, год я отслужил – мне мать газетную вырезку прислала: между Красноярском и Дивногорском запустили электричку. 

После армии Николай Петрович вернулся на родину, электрифицировал жилые дома и предприятия в Дивногорске, работал на дивногорском заводе низковольтной аппаратуры, потом 17 лет отработал проводником на железной дороге. Сейчас трудится в музейном комплексе В.П. Астафьева в Овсянке.


изображение_viber_2021-08-23_11-01-16-596.jpg

Дети и внуки Галины Александровны и Николая Петровича сейчас живут в Дивногорске


P.S. Этот наш материал – первый, но не последний об овсянцах, носящих фамилию Фокины. За каждым из них – часть истории нашего села.

Тэги: Фокины, Фокин ручей, история Овсянки, Дивногорск, Граманчуковы, КРАСНОЯРСКАЯ ГЭС, старые фотографии, старообрядцы, овсянская школа, Овсянке 350.