"Библиотека села - это окошко родного дома,
где всегда светит приветливый огонек"
Овсянке - 350 лет

Овсянке - 350 лет

Осенью 2021 года селу Овсянка исполняется 350 лет. В этом разделе мы публикуем материалы, приуроченные к дате.  Эти же статьи, для удобства чтения разбитые на главки, можно прочесть в рубрике нашего сайта Библиотечный отдел / Краеведческие материалы


01-Вид на Овсянку с горы.jpg


I

Знакомство с историей Овсянки мы предлагаем начать с книг дивногорского историка и писателя Игоря Федорова "Сказания земли Овсянской" и "Овсянские истории", написанных к 330-летию села. Прочесть первую книгу можно, перейдя по этой ссылке. А это - ссылка на вторую упомянутую здесь книгу. 

Также предлагаем вам посмотреть фильм "Путеводитель по Овсянке" компании "ТВ-Фактор". 




II


КТО ЖИЛ В ОВСЯНКЕ?

перво.jpg

Казаки-первопроходцы близ речки Овсянки (Фокиной речки)

Что известно о людях, которые основали Овсянку, жили в ней в первые десятилетия после того, как появилось село? Оказывается, не так уж и мало! 

Как отмечает в книге "Овсянкские истории" ее автор, дивногорский историк и писатель Игорь Федоров,  в 1671 году первая подворная перепись жителей Красноярского уезда, и именно в ней впервые была упомянута и Овсянка, и ее первые жители. 

Кстати, в челобитной за 1667 год, поданной казаками царю, перечисляются все местные селения, сожженные при набеге объединенных отрядов джунгаров, киргизов и тубинцев в мае того же года (а сожжены были все деревни в окрестностях Красноярска), и Овсянки среди них нет. Это позволяет говорить о том, что в том году этого селения еще не было. А вот в 1671-м, согласно подворной переписи, - уже было. 

Но вернемся к первым жителям Овсянки. 

Запись переписной книги гласит, что „лета 7180 году сентября в 30 день по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича“ в деревне Овсянка числилось шесть дворов, да еще один двор на Усть-Мане. 

В тех шести дворах жили казаки конной сотни "Коземка Клементьев сын Арзамасец" да братья Маловы "Ивашко Фокин, сын Малово, с сыном Онтонком 10 лет да Алешка Фокин, сын Малово". Пешие служилые люди – казаки отец и сын Софьины – жили одним двором: "Федька Юрьев, сын Софьин, с сыном Ивашко 17 лет, да Ивашко ж 11 лет и Якунька Федоров, сын Софьин". Казаки "Федька Яковлев сын Коркунов", да "Лучка, сын Кривогорницы", жили отдельными дворами; да кроме них имелся двор "черкаса", то есть ссыльного малороссийского казака "Тимошки Ларионова сына Тюменца, а у него два пасынка: Спирка 10 лет, да Тишка 7 лет"

Судя по всему, отец братьев Маловых, Фока, был первым или одним из первых, кто пришел в эти места (вероятнее всего, еще до 1671 года). Отсюда и второе, более привычное нам название реки Овсянки, — Фокин ручей.

"Анализируя историческую обстановку второй половины XVII века, можно утверждать, что на устье р. Овсянка (как она всегда именовалась в официальных документах) красноярские власти перевели группу казаков "для предосторожности", то есть для прикрытия города и принадлежащих красноярцам сельскохозяйственных угодий на правобережной округе, - пишет автор. - Именно поэтому и чисто казачий состав жителей, хотя в селениях севернее и восточнее Красноярска в это же время жили, кроме казаков, посадские люди, крестьяне, гулящие и прочий набродный люд". 

Таким образом, в первые десятилетия своего существования Овсянка была небольшим, но (опять же судя по историческим свидетельствам) хорошо вооруженным острогом - самым южным форпостом русских на правом берегу Енисея, подчеркивает Игорь Федоров. При этом число дворов год от года росло, и, несмотря на непрекращающиеся набеги, овсянцы широко и активно осваивали окрестные земли, обзавелись собственной мельницей - ее в устье реки Слизневой (Слижневой) поставил, в числе прочих хозяйственных построек, атаман Иван Злобин. 

Правда, вскоре хутор Злобина (а с ним, понятно, и мельница) был заброшен. И следующая мельница в устье Слизневой появилась лишь 200 лет спустя. Построил ее пришлый мужик Павел, которого местные прозвали Мазов. По документам имя мельника было Павел Яковлевич Астафьев. Это был родной дед по отцовской линии Виктора Петровича Астафьева. 

Начало следующего, 18-го, столетия - это время "большого переселения" для всей Красноярской земли. После завершения набегов многие из тех, кто жил в Овсянке-остроге, ушли на юг, осваивать более плодородные земли Хакасско-Минусинского края. Но приходили новые люди и в Овсянку. 

перепись.jpg

Летом 2020 года в Библиотеку-музей В.П. Астафьева поступила уникальная книга - "Перепись города Красноярска и его уезда. 1719-1722". В те годы перепись была проведена по указу Петра I для совершенствования налогообложения. Книга вводит в научный оборот замечательные рукописные материалы по истории России начала XVIII столетия из собрания Российского  государственного архива древних актов - хранилища уникальных рукописей и исторических документов.

Перепись 1719-1722 года содержит сведения и о жителях Овсянки. 

Процитируем фрагмент из этого удивительного документа. И отметим, насколько строго была организована перепись населения в то время - сведения о составе семьи у опрашиваемых собирали "под опасением смертные казни"

Деревня Овсянская 

1. Двор пешего казака Василья Юшкова. И он, Василей, под опасением смертные казни сказал: он, Василей, — тритцати осми лет.

* Сын у него Яков — осми лет,

* Гаврило — шти лет,

* Петр — четырех лет,

* Михайло — двух лет.

 А буде он, Василей, сказал что ложно, и за такую ево ложную скаску указал бы Великий Государь казнить смертью. К сей скаске по веленью Василья Юшкова Кузма Юшков руку приложил.

2.  Двор казачья сына Якова Юшкова.

И он, Яков, под опасением смертные казни сказал: он, Яков, — осмнатцати лет.

Братей у него:

* Иван — четырнатцати лет,

* Григорей — девяти лет.

А буде он, Яков, сказал что ложно, и за такую ево ложную скаску указал бы Великий Государь казнить смертью. К сей скаске по веленью ево, Якова Юшкова, Кузма Юшков руку приложил".

И так далее. По данным, приведенным в книге Игоря Федорова, в те годы население Овсянки колебалось от 120 до 150 душ обоего пола.

III

Овсянка: жизнь после острога


Как мы писали в нашей прошлой публикации, к началу XVIII века Овсянка перестала быть острогом, защищающим подступы к Красноярску: набеги, от которых овсянские казаки призваны были оборонять город и его окрестности, сошли на нет.

Как и чем жило село в то время?

Дивногорский историк Игорь Федоров в своей книге "Овсянские истории" приводит несколько свидетельств на этот счет, относящихся к 18-му столетию (к слову, все, кому довелось в тот период побывать в Овсянке, отмечают необыкновенное гостеприимство ее жителей).

Так, профессор Петр Симон Паллас, побывавший в Овсянке в 1871 году, что овсянцы живут "звериною ловлею, рыбою и другими пропитание доставляющими ремеслами". Упоминает он и об излюбленном месте охоты жителей села. Это горы, пролегающие вверх по реке Мане. Там местные охотники добывают соболей, рысей, росомах, медведей "в довольном количестве", а о зверях помельче, как отмечает Паллас, "нечего уже и говорить".

Как пишет Игорь Федоров, начиная с 1730-х годов большинство овсянских казаков по указу императора были записаны в пашенные крестьяне. Иными словами, в "государственные" крестьяне, которые должны были обрабатывать казенные земли "для государевых надобностей" (в 1769 году эта обязанность была заменена для них денежным оброком). Только на этом условии крестьянин мог получить и в личную собственность участок земли (пашню). Тяжелая обязанность? А это как посмотреть: сибирские пашенные крестьяне были лично свободными - не забудем, что крепостное право в России было отменено лишь через сто с лишним лет...

Привлекались овсянцы и для строительства первых в Сибири заводов - Луказского медного на реке Тубе и Ирбинского железоделательного на реке Ирбе. А кто-то из овсянских первопоселенцев подался в город....

Во второй половине 18-го века в Овсянке появляется хлебный "мангазейн" (склад). Находился он в центре села, напротив нынешней церкви Иннокентия Иркутского, на другом берегу Фокиной речки. В "мангазейн" местные жители безвозмездно сдавали некоторое количество зерна - на случай неурожая. "Мангазейн" сохранялся в Овсянке почти 200 лет - до 1930-х годов (вспомним "мангазину" из "Последнего поклона" Астафьева). И, по свидетельствам многих местных жителей, не раз спасал овсянцев от голода...

В самом начале 18-го века Овсянка появляется на географических картах - она отмечена на "Чертежных картах Сибири" (1701 год) выдающегося картографа того времени - легендарного Семена Ульяновича Ремезова. Кстати, судя по карте, ближайшими соседями овсянцев были жители деревни Бирюса (на одноименной реке, впадающей в Енисей в 30 км выше Овсянки) и деревни Базаиха - в 20 км вверх по Енисею. 

2_karta_ovsjanki_chertezh_remizova.jpg    image.jpg

На старинных картах Семена Ремезова можно отыскать Овсянку   

История сохранила имена тех, кто жил в Овсянке в позапозапрошлом столетии. Пожалуй, самая распространенная фамилия в селе в те времена - Юшковы. Алексей, Иван и Андрей Юшковы, пешие казаки, пришли в Овсянку в начале XVIII века. К концу столетия Юшковы составляли большинство овсянского населения: из 47 дворов на носителей этой фамилии приходилось 25. Из первопоселенцев Овсянки в селе оставались Иван Фокич Малово с семьей (в более поздних документах его потомки фигурируют как Фокины) и казак Лука Савич Кривогорница. Чуть позже в тех местах появляется и семья конного казака Федора Рассказчикова (Рассказова). Четверо сыновей Рассказова в то время были взрослыми людьми, имели свои семьи.

"Потомки Рассказовых, Юшковых и Фокиных долгое время занимали ведущее положение в хозяйственной и общественной жизни Овсянки", - пишет Игорь Федоров.

Отмечают исследователи и многонациональный состав населения Овсянки, характерный для села уже в те годы. 

IV

Почему овсянцы - "гробовозы"? 


Продолжаем рассказ об истории села Овсянка. Точнее сказать, в 19-м столетии, до которого добралось наше повествование, Овсянка еще значилась деревней: села без церкви не бывает, а в Овсянке располагалась только часовня.

С 1893 года службу в Овсянке вели монахи мужского Знаменского скита, что в 20 километрах выше по Енисею. Но крестились, венчались, отпевали усопших овсянцы по-прежнему в своей часовне. 


ScannedImage-3.jpg
Знаменский скит. Фотография 1900 года.


Но вернемся в начало столетия. Век 19-й, судя по документам, был для Овсянки и овсянцев в целом спокойным и благополучным. Деревня жила небедно, население ее росло. Судя по ревизии 1858 года, в Овсянке был 71 двор, а население составляли 337 душ мужского пола и 192 женского. Такой "разлет" объясняется тем, что в деревне было много пришлых - едва ли не больше чем старожилов. Впрочем, они быстро оседали в тех местах, обживались на земле. 


овсянка ревизские сказки(20).jpg 1.jpg

Ревизские сказки деревни Овсянка, первая треть - середина 19-го века. Документы из Государственного архива Красноярского края

Все, кто в те годы бывал в Овсянке, будь то российские или иностранные путешественники, говорили о ней как о зажиточной и в целом благоденствующей деревне - в отличие от многих и многих других сибирских поселений. Богатые урожаи зерна, хорошие прибыли от рыболовства и сбора хмеля на соседних островах (из него потом варили неплохое пиво), дойные коровы, содержащиеся почти в каждом дворе - такой видится Овсянка в записях тех лет. Отмечают приезжие и необыкновенное гостеприимство местных жителей. 

В 19-м веке у овсянцев появилось и свое прозвище - "гробовозы". Как считается, связано это с тем, что жители Овсянки хоронили усопших не вблизи деревни, а на другом берегу Енисея. Гробы на кладбище, находившееся за рекой, перевозили на лодках. Об этом прозвище впервые упоминает писатель, журналист, путешественник Всеволод Алексеевич Долгоруков в своем "Путеводителе по всей Сибири и Средне-Азиатским владениям России", работу над которым Долгоруков начал в последнее десятилетие 19-го века. 

Дивногорский историк Игорь Федоров отмечает, что это прозвище - "гробовозы" - бытовало применительно к жителям Овсянки и во второй половине XX века. 

Нам ли этого не знать! Один из автографов В.П. Астафьева адресован "родной библиотеке гробовозке". А ведь это уже 1983 год! Доказательство - перед вами. 

img_1028.jpg